Город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Город » Пригород » Опушки, луга, реки, граничащие со стенами города.


Опушки, луга, реки, граничащие со стенами города.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Сюда относятся все территории, окружающие город по периметру.

0

2

Прошло около пяти дней. Парень не знал, сколько именно. В последнее время он потерял счет времени. Он мчался сквозь кустарники и ветки деревьев, нещадно хлеставшие его по всем частям тела. На шее у него сидела девочка, успешно уворачиваясь от большинства препятствий. Где-то сзади бежала и демонесса.
Вскоре юноша вырвался из леса на опушку. В глаза ударил яркий солнечный свет, заставивший паренька, прищурившись, отвести в сторону глаза и остановиться. Девочка сделала то же самое.
В паре сотен метров от них возвышались стены города.
-Ну же! Почти добрались!!! - Запыхавшись кричал он в сторону леса. -Скорее, еще чуть-чуть...
Услышав приближающийся хруст веток, он чуть улыбнулся и побежал вдоль стен в поисках ворот.
Откуда-то о-очень из далека, из-за гор, в сторону города шли темные тучи. Отсюда они казались еле-заметным пятном, однако постоянные вспышки молний были видны даже с такого расстояния.
--->> Врата.

0

3

Прошло около пяти дней после того как Хьёко оклемалась после заключения сделки. Теперь она человек. Точнее не совсем, только внешне, хотя способностей у нее поубавилось. Не только потому, что она теперь выглядит как простая девушка, но и потому, что ее братец отобрал у нее ее перстни. большую их часть. Хьёко тревожило все это. Но она пообещала вернуть все, во что бы то не стало.
-Я – не слабая демонесска. Точнее…больше нет. Хватило с меня - Меня прежней. Чего я добилась? Ничего! Лишь все растеряла. – она почти бегом шла за спасшим ее человеком. Посмотрев ему в спину, подумала,- да , я явно выбрала не подходящий момент для сделки…теперь почему то бегу тут. За кем то, куда то…куда я бегу?!- Хьёко вдруг остановилась и пошатнулась , замахав руками для удержания равновесия , - хотя ладно. Спрошу позже. Отдохнуть бы,- не привыкшая к человеческому телу , а точнее к отсутствию крыльев, Хьёко очень злилась . Ну или скорее была просто раздражена. Ведь обычно при беге она  складывала крылья, а как только решала остановиться, раскрывала их, и получалось как парашют. А вообще было проще и быстрее –летать. И в бою они бы пригодились. И вообще…Хьё уже понемногу сожалела о том, что сделала.- Ну нет!-думала она.-Я пришла в себя. У меня осталось пять дней, чтобы решить – кто же я? Я должна сильно измениться, плюс кое что сделать. Но вот...,- спина какого то парня исчезала в дали, Хьёко тяжело вздохнула и вновь побежала за ним, боясь оставаться одна. Во всяком случае пока.
--------->> Врата.

Отредактировано Хьёко (2010-08-07 22:07:06)

0

4

Очень быстро и тихо, пригнувшись к земле, девушка спешила сквозь ночную чащу. Луна висела где-то высоко, легкий ветер обдувал кроны, однако она этого не чувствовала. В очередной раз, резко замерев за стволом векового дерева, коих здесь масса, она внимательно вслушивалась в тьму. Вскоре, в паре метров от неё послышалось змеиное шипение. Еще через пару секунд, что-то огромное сорвалось с места и, ломая ветки на деревьях, понеслось прочь. Выждав еще немного времени, Микото обогнула ствол и побежала дальше.
Черт... Кто же мог знать, что все так обернется. Пора делать новую приманку.
Девушка остановилась посреди огромных зарослей кустарника. Отложив в сторону сумку, что она все это время не выпускала из рук, она принялась засовывать руки под землю. Когда обе руки были погружены под землю, почва под ногами слегка дрогнула.
-Почему никогда не получается без шума и пыли?! Нужно заканчивать быстрее...
Вскоре, с трудом, из под земли были извлечены какие-то останки. Просто бесформенная масса из костей, хрящей и мяса. Воняла эта хрень не по детски, однако начинающей призывательнице было на это плевать. Затем, под чутким контролем хозяйки масса принялась быстро видоизменяться: для начала образовался скелет, придавший наконец четкую форму. Затем его постепенно облепляло все остальное: Хрящи, мышцы, сосуды. Внутренних органов не было вообще. В конце концов девушка получила свою точную копию. Только в некоторых местах кожи не хватило, и наружу торчали кости или мясо. Но это было, в целом, мало приметно.
Как только Микото закончила, её двойник тут же поднялся на ноги и умчался в другую сторону. Остатки костей и других расходных материалов ушли обратно под землю. Напоследок, она установила какую-то печать на земле и сорвалась с места.
Через минут десять, когда девушка была уже далеко, позади послышался дикий рев. Она обернулась и увидела столб темной энергии, ударивший в небо. (Тонкие и многочисленные ветви кустарников покрылись мышцами и острыми костяными зазубринами, навроде акульих зубов. Схватив и обездвижив огромную летающую тварь, что выискивала девушку, они принялись раздирать её на части. В это время двойник сидел на ветке дерева и наблюдал за процессом. Как только с тварью было покончено, её плоть ушла под запечатанную землю, а двойник отправился на поиски новой жертвы.)
Микото чуть заметно улыбнулась и помчалась дальше. В небе вновь с гулом пролетело нечто массивное, но ей было плевать. Она почти добралась до цели.

0

5

Уже у самых стен города Микото остановилась, потому как на этот раз улизнуть, видимо, ей уже не удастся. Стояло утро, близился полдень. Поднимающееся солнце скрывалось за высокими городскими стенами, из-за которых торчали редкие крыши самых высоких домов, их было всего с пару десятков. Луна же давно скрылась за лесными кронами. Поднялся сильный ветер.
Девушка стояла на лужайке, между городом и опушкой леса. Она замерла на месте, к тому же, находилась в смятении. Перед ней стоял Анеллах. Его окровавленные челюсти, набитые зубищами самых разных мастей и размеров, как обычно безостановочно двигались в разных направлениях, и, видимо, некромант совершал эти движения не сознательно. Остальное его тело было не подвижно. Необычайно длинные руки все так же свисали почти до пола, а сутулый корпус был чуть наклонен вперед.
-Вот значит как... Дитя моё, зачем ты убегаешь от меня? Я рассчитываю на тебя не меньше, чем на твоего младшего братика... Отдай мне эту вещицу. Ты ведь знаешь, он очень нужна папе.
Девушку перекосило от злости. К тому же, даже когда некромант хрипел, его челюсти продолжали шевелиться так же непредсказуемо. Словно слова из его головы разносились по округе без помощи голосовых связок.
-Ты, всего лишь тварь! Тебя нужно уничтожить, и я приложу к этому все усилия! - Выкрикнула Микото и буквально рассыпалась по кускам. Со стороны это выглядело довольно нелепо. 
В это же время, позади некроманта из-под земли показался настоящий миньён. Её оттуда вытащило огромное щупальце, на метр приподняв над землей в вертикальном положении. Анеллах медленно развернулся к ней лицом.
-Твоя глупая пустышка даже не знала, что настоящая уже у меня в руках. Я с легкостью перекрыл ваши каналы. Вроде бы я тебе объяснял, что намного действеннее было бы установить не прямую связь, а, к примеру, через стихию. Или через чужую жизнь, любой смертной твари. Ну да не важно...
Почва под ногами некроманта дрогнула и начала потихоньку подниматься. Вскоре над стенами города возвышался столб земли с идеально круглым основанием, диаметром метров в сто пятьдесят - двести. На его вершине находилась Микото со своим создателем и убийцей одновременно. Пока столб возвышался, девушка уже без проблемно справилась с обездвижевшей её мерзостью при помощи окровавленного хвоста, который сейчас был унизан небольшими лезвие-подобными позвонками со всех сторон.
Когда почва перестала трястись и процесс замер, из стенок земляного цилиндра принялись вылазить наружу различные челюсти, когтистые лапы, те же самые щупальца, а так же просто костяные крюки и зазубрины. Всё это было самых различных размеров и причудливых форм, к тому же их было бесчисленно много.
Не прошло еще и пяти минут, как на крышах стали собираться зеваки. Первыми были дети, которых родители выгоняли на улицу по утрам, чтобы те не дебоширили в доме, мешая спать или заниматься какими-либо другими делами. Однако среди них много было и беспризорных. 
Если бы Микото дышала, у неё бы уже давно перехватило дыхание. Отметив это, она поймала себя на мысли, что попалась окончательно...

0

6

Микото волком смотрела на некроманта, который чего-то ждал. Позади неё, в городе, уже скопилась целая толпа. Девушка на секунду подумала о том, чтобы попытаться допрыгнуть до городской стены, однако тут же выбросила эту глупость из головы. Во первых: было слишком далеко. Во вторых: Анеллах ни за что не допустил бы такого простого побега.
Пользуясь временем, выделенным некромантом, она вспоминала о своих скромных двадцати-одном годах жизни. Какой она была: целеустремленной мечтательницей, распланировавшей всю свою не очень долгую жизнь. Не очень - это потому, что она очень не хотела быть старой. Не потому, что станет морщинистым ужасным монстром, а потому, что здоровье подводит, организм сдает и т.д... Некоторые теряют рассудок, этого она тоже очень не хотела. Ведь она любила мыслить, любила мечтать, планировать. Надев свои походные очки и отвлекшись  от отчета, она частенько сжимала в замерзшими ладошками чашку с чаем, поеживалась в теплом пледе и думала о всяком. Вот, совсем обо всем. Чаще всего, предмет мысли зависел от настроения: когда ей было грустно и одиноко, она мечтала о своей будущей любящей семье с тремя детьми, причем обязательно сначала должна была родиться одна девочка, а потом и двое мальчишек. Дом будет не то, чтобы большим и шикарным, но как минимум это будет не квартира, и там будет очень уютный камин. Как замучившийся муж будет приходить домой и жаловаться на своего ужасного, но справедливого, начальника, а она будет слушать и расставлять перед ним блюда, о которых тот мечтал весь рабочий день. Затем, наконец, тихо сядет рядом и просто будет с улыбкой смотреть на его уставшее лицо. Мечтала о том, как они будут воспитывать детей: первая поездка на велосипеде, радостные улыбки, детское новогоднее ожидание, минуты счастья перед огромным тортом в дни рожденья... Счастливая, тихая старость: солнечные дни на заднем дворе, на качелях, рядом с любимым, и всю свою жизнь любящим, её, человеком. А вокруг море совсем еще маленьких внуков, добрее неё для которых не существует в мире никого.
Так забавно ей было вспоминать об этом сейчас, такой внезапно и неестественно быстро повзрослевшей. Сейчас она жалела и винила себя в том, что жила в мечтах и жила она в будущем, а настоящей жизни так и не испытала... Все что у неё было - учеба, а затем работа натуралиста. По пол, по трети года в лесу, в одиночестве, изучая местную фауну. Что она видела? Что испытала? Что у неё было? Чем она могла гордиться и о чем с радостной улыбкой вспоминать по вечерам в её двадцать шесть лет?
Бывало, выбравшись из башни, из леса, она приходила сюда, в этот город. Наблюдая с крыш через окно, она смотрела на то, как укладывают детей спать, как читают им сказки, и как те, полные удовлетворенности засыпают с умиротворенной улыбкой на лице. Свет медленно тухнет, и ребенок отправляется в свой выдуманный мир, где всё по детски беззаботно, светло и все именно так, как ему хочется. Как кто-то ссорятся, а через сорок минут уже обнявшись сидят на диване и виновато смотрят в стороны, не находя сил перешагнуть через гордость или стыд и начать первым. А еще через пол, как смеются или просто просят друг у друга прощения, улыбаясь и думая, что лучше человека им не найти никогда и нигде.
Этот город считают темным и неприветливым многие. Но не многие знают, что вся доброта, жизнерадостность и радость живет не в холодных каменных стенах, а в сердцах людей, населяющих его. Это видели не многие. Еще меньше - понимали это: только те, кто ничего из этого не имел и мог лишь тихо и безучастно наблюдать со стороны, четвертую или пятую тысячу раз представляя себя на чьем-то месте. Десятую или двадцатую тысячу размышляя о том, почему ЭТО произошло именно с ним, а не с кем-то из миллионов других людей.
Встав на эту сторону жизни, Микото поняла таких людей. Последние пять лет бездомные и брошенные, проснувшись холодным утром от голода, согревая посиневшие от сухого ветра кисти, находили рядом пакет с едой и теплую одежду. Больные смертельными неизлечимыми болезнями, парализованные, инвалиды, просыпались с привычными для них мыслями, однако внезапно для себя находили открытки с приятными словами, подписанную картину любимого художника, взявшуюся неизвестно откуда и висевшую прямо напротив их кровати. К некоторым пару раз в неделю заходил странный парень или девушка, с полностью закрытым лицом и непривычно тихим голосом, однако именно эти люди знали о чем говорить, чем утешить, чем поделиться, развеселить или приободрить. Их визита многие ждали, считая секунды в каждой минуте, а в вечера, накануне долгожданной встречи, засыпали, думая о приятном, а не глядя в окно на прохожих, спешащих в дождливый вечер домой и считавших, что это у них плохая жизнь, и не понимающих, ради кого на самом деле плачут небеса.
Одна мертвая девушка, при помощи магии, поднимающей мертвецов, смогла сделать намного больше добра, подарить намного больше счастья, надежды и тепла, чем... Пожалуй, почти любой. Вот что она могла вспоминать по вечерам с улыбкой, вот что грело её давно сгнившее сердце. Вот, о чем она думала сейчас. Её беспокоила не собственная жизнь, а то, что завтра к обреченной пятнадцати летней больной Саре, как обычно, ровно на три минуты забежит медсестра, называющая её Ксаной, поменяет бельё, проверит показания приборов, которые еще, максимум, месяц будут неизменно стабильны, и пулей выбежит оттуда вон. Она знает, что у девочки нет родных, однако через пятнадцать метров, или двадцать быстрых шагов, которые Сара за долгие два года уже давным давно посчитала, лежит её больной брат. И все бы было ничего, если бы и сегодня к больной заглянул лучший друг её отца, которого до этого она почему-то никогда не видела, или не помнила, со странным именем Гизмо. Пусть он ходит немного странно, носит еще более странную одежду и никогда не показывает своего лица, но он придет, опустится на край кровати и проведет с ней весь день. Так думала она... Этого она ждала и надеялась, этим жила. Она, и еще две сотни человек, поверивших в высшие светлые силы и молившиеся каждый вечер перед сном, в надежде проснуться и найти свой кусок хлеба или еще что-то, в чем они крайне нуждались и чем жили. Микото забавляло наблюдать, как бездомные мальчишки всей сворой собирались в переулке, в дали от чужих глаз, садились на подранные матрасы и старший из них начинал импровизированную молитву, выдумывая слова, искренние слова, на ходу, а другие, закрыв глаза, подхватывали. Они даже придумали прозвище своему ангелу - Мать. Хотя, все ласково говорили мама. И даже самые хитрые, прикидывающиеся спящими, а на самом деле ожидающие, когда же появится их светлый дух, что-бы наконец увидеть его и на следующее утро хвастаться перед всеми, никогда не замечали, как буханка хлеба и шоколадка появляются в самом центре их "общежития".
Именно на этой мысли оборвал её Анеллах:
-Значит, ты решила поиграть с папочкой... - Прохрипел его мерзкий голос- Ты ведь знаешь, как он важен для меня. Ну же, просто отдай его мне. Я знаю, ты не хочешь сделать зло папе...
В девушке закипела ярость. Однако, она прекрасно знала и понимала, что далеко не ей тягаться с магом. Когда она ударила по земле рукой, под почву тут же просочились десятки тонких черных щупалец. Руки некроманта моментально удлинились и кисти, словно они весили по тонне, с грохотом упали на землю. Огибая подземных чудищ, щупальца девушки паутиной распространялись во все стороны от неё.
Еще... Еще немного... Успею!
Через несколько мгновений, она разом выдернула их все из-под земли, подняв такую огромную кучу пыли, что она возвысилась на десяток метров вверх, и ветром начала не спеша разноситься по округе. Микото сорвалась с места. В этот же момент из-под её ног вырвалась огромная зубастая пасть, размером с китовую башку. Как только её челюсти хлопнули, поймав пустоту, они тут же разделились, быстро уменьшившись в размерах и приняв форму кистей, а клыки обратились обратно в пальцы. Между тем местом, где стояла девушка, и некромантом была вырыта целая траншея. Микото со всех сил бежала к краю. Видимо, маг прочел этот ход, однако ничего не видел, поэтому по краям земляного столба, по всему периметру, тут же вылезла "живая изгородь", тянувшаяся к девушке всем, чем могла.
Если не попаду, мне конец...
За пару секунд до этой короткой мысли, её рука лопнула, а лучевая кость обратилась костяным лезвием одноручного клинка односторонней заточки. Зажмурив глаза, она прыгнула на саблезубую когтистую бесформенную тварь и рубанула со всей силы. Она почувствовала, что локтевой сустав не выдержал и лопнул. Однако, она летела... Она прорвалась. Открыв глаза, она заметила приближающуюся землю, а так же то, что сумку она оставила наверху... Оскалившись, она отбивалась ногами и хвостом от тварей и упырей, выпрыгивающих на неё из стенок столба, пыталась отрастить крылья. Не такие, которые позволили бы ей летать, нет. На это не было времени. Ей достаточно было и тех, что смогут смягчить падение. Перепонки вышли огромными. Чтобы взмахнуть крыльями таких размеров, нужна была дурь носорога. Микото же было достаточно расправить их. Девушка, относительно, плавно приземлилась, однако, под её ногами, как обычно, уже торчало три зубастых ряда. Стоило ей коснуться почвы, как ловушка захлопнулась. Из со свистом сомкнувшихся у неё над головой челюстей торчала лишь переломанная рука. Затем, поверх предыдущей, захлопнулась вторая пасть, еще большая по размерам. А за ней и третья. Затем, верхний слой земли треснул и наружу показалась огромных размеров крылатая четвероногая тварь - их хозяйка. Её можно было сравнить с драконом, даже были некоторые сходства. У неё на голове уже стоял некромант. Взмахнув крыльями, она выплюнула останки в сторону. В том числе - и раздробленную на куски черепушку.
Перед тем, как тварь взмахнула во второй раз и оторвалась от земли, улетев вдаль, безглазый Анеллах, сжимая в одной свисающей руке тёмный сферический предмет, прохрипел:
-Первый блин... всегда комом.

+2


Вы здесь » Город » Пригород » Опушки, луга, реки, граничащие со стенами города.